Emylia
сть грань между реальностью и фантазией. Но его безумие было слишком велико,
чтобы оставаться за этой гранью, а его боль была слишком велика, чтобы просто быть.
Он мог остаться там, в глубинах своего темного сознания, среди собственных монстров,
поедавших друг друга.Но он хотел жить реальностью и потому одарил их жизнью и свободой.
Его боль стала их болью, а их радость стала его печалью.

13 марта 2014